30 января 2020

— Эта конференция уже стала традиционной для Дубны и ОИЯИ, она посвящена актуальным вопросам радиобиологии и, прежде всего, вопросам космической радиобиологии, — рассказал дубненским журналистам директор ЛРБ Е.А.Красавин. — Дело в том, что на нашу лабораторию возложена очень важная задача моделирования действия космических видов излучения на различные биологические объекты. Эта задача сопряжена с планируемыми полетами к дальним планетам, астероидам и вообще с проблемой освоения дальнего космоса. Радиационный фактор, который присутствует в космосе, по-видимому, является определяющим и главным лимитирующим фактором для реализации какой-либо миссии. Поэтому мы уже традиционно собираем в этих стенах коллег и обсуждаем вопросы действия тяжелых заряженных частиц, моделировать которое мы можем, используя базовые установки ОИЯИ, — это ускорители ЛЯР и, прежде всего, новая машина, которая успешно работает, — Нуклотрон с новым линейным ускорителем. На конференцию собираются специалисты из разных институтов, прежде всего, институтов РАН — Института медико-биологических проблем, институтов из Пущино, Санкт-Петербурга и других. Поскольку соорганизатором нашей конференции является Научный совет РАН по проблемам радиационной биологии, то, конечно, она объединяет специалистов, которые входят в этот совет. Я думаю, за эти дни мы обсудим не только вопросы радиационной биологии, будет интересный доклад профессора Р. Гувера (США), с которым мы тесно сотрудничаем в плане решения вопросов астробиологии. Он работает у нас в течение полутора месяцев и периодически приезжает в Дубну, где проводит на нашем оборудовании, а именно, на сканирующем электронном микроскопе исследования различных образцов метеоритов, анализируя остатки жизнедеятельности различных микроорганизмов.

Директор ЛРБ ОИЯИ Евгений Красавин и профессор Ричард Гувер, возглавляющий Астробиологическую группу научного центра NSSTC (National Space Science and Technology Center/NASA)

Ученый секретарь конференции И.В.Кошлань (ЛРБ): В Лаборатории радиационной биологии мы занимаемся целым спектром исследований, которые носят, как правило, фундаментальный характер и направлены на изучение радиобиологических эффектов как на молекулярном, организменном, так и на клеточном уровне. Кроме этого, у нас достаточно сильная группа математиков, которые занимаются моделированием, их доклады также будут здесь представлены. Это достаточно интересные исследования, которые позволяют нам, не проводя экспериментов вживую, экстраполировать некие данные на человека, и это, безусловно, хорошо. Еще один важный и достаточно новый аспект наших исследований — это работа с мелкими и крупными лабораторными животными: исследование когнитивных функций после воздействия различных видов радиации, в том числе тяжелых заряженных частиц, которые, как известно, представляют опасность при полетах в дальнем космосе, как только мы выходим за пределы магнитосферы Земли. Их воздействие на организмы, на клетки необходимо изучать, потому что, как сказал в своем докладе Игорь Борисович Ушаков, это одно из главных препятствий, которое не позволяет на данном этапе выйти в дальний космос и осваивать даже столь близкие планеты, как Луна. Эти исследования требуют нашего кропотливого внимания.

Академик РАН И.Б.Ушаков (ИМБП): В своем докладе я рассказал о тех радиобиологических моделях, которые мы создаем, чтобы защитить человека в космосе в будущих полетах на Луну и иные небесные тела. Радиация будет главным фактором при проникновении человека на другие планеты. Да, американские астронавты были на Луне достаточно давно, но вернуться туда мы — я имею в виду люди, исследователи, сможем, если только хорошо подготовимся к встрече с радиационным фактором, с возможностью солнечных вспышек с достаточно большими уровнями радиации. Нужно разработать не только какие-то новые радиопротекторы, хотя можно использовать уже разработанные, они есть, они созданы в нашей стране трудом многих коллективов ученых, но и разрабатывать новые средства. Для этого мы создаем радиобиологические модели и проводим соответствующие исследования. Если говорить о межпланетных полетах — к астероидам, на Марс, то к этим полетам мы еще меньше готовы. Мы спорим, какие уровни доз будут получены в этих полетах, и они различаются у разных исследователей в разы и даже на порядок! А что говорить об устойчивости биологических систем, человека к радиационному воздействию, тут разброс мнений и масштаб различных точек зрения еще больше. Для этого мы и собрались на сегодняшней конференции, чтобы как-то синтезировать наши подходы, договориться о приемлемых моделях облучения, в той или иной мере создающих радиационные условия, которые могут случиться в полете.

Академик РАН И.Б.Ушаков

Да, на МКС космонавты летают, радиационный фон превышает почти в 200 раз тот, которому мы подвергаемся сейчас, когда рассуждаем на темы космической радиобиологии. Это значительное превышение, но превышения нет с точки зрения международных допустимых параметров радиационного воздействия в космосе, поэтому космонавты могут, не боясь отдаленных радиационных последствий, летать и год, и, может быть, даже чуть больше. Такие полеты, как вы знаете, уже были, здесь присутствует С.В.Авдеев — участник полета в 380 суток, но если мы будем летать на более высоких орбитах, например, 600 км, или с иными наклонами орбит, то к такому радиационному фактору мы пока не готовы. Не готовы в расчетном плане, хотя расчеты такие есть, но и больше, пожалуй, не готовы в медико-биологическом плане. Здесь нужно проводить серьезные глобальные совместные эксперименты по радиобиологии, по моделированию, и уже с осторожностью переносить это на человека, о чем я и пытался говорить в своем докладе.

— Как вы оцениваете роль радиобиологических исследований ЛРБ ОИЯИ?

— Прежде всего, я хотел бы сказать, что роль, с точки зрения перспектив космонавтики, глубинного космоса, воздействия тяжелых заряженных частиц, огромна, потому что, пожалуй, только у вас есть возможность моделировать тот фактор тяжелых заряженных частиц, который вызывает наибольшие опасения. У ваших ученых есть колоссальная возможность смоделировать этот фактор, но хочу напомнить, что здесь расположена и лаборатория тяжелых ионов Института медико-биологических проблем, которая тесно работает с ЛРБ, поэтому если в этот очень хороший альянс добавить некоторые другие организации, активно работающие по генетическим, нейрохимическим, нейроморфологическим аспектам действия излучений на биологические системы, а в перспективе — и на функциональные системы человека, то получится хорошая кооперация со столицей в Дубне.

— По вашему мнению, состоится ли в ближайшие 50 лет полет на Марс, о котором сейчас уже говорят все меньше?

— Я не эксперт, но уверен, что в течение 50 лет полет состоится обязательно.

Директор НИИЯФ МГУ М.И.Панасюк: Мы в МГУ давно и успешно сотрудничаем с ОИЯИ по многим направлениям, практически во всех областях физики, которые развиваются в этом замечательном городе. Но сегодня здесь проходит конференция по радиобиологии, это чрезвычайно интересная тема, потому что лично я и моя группа в МГУ занимаемся космическими исследованиями, а такой фактор космического пространства, как радиация, является наиболее опасным, определяющим и возможность полета для человека, и длительность космических путешествий, и время жизни космического аппарата. Эта конференция посвящена очень актуальному вопросу воздействия радиации на нервную систему, нейрофизиологические аспекты жизнедеятельности живых организмов. Мы чрезвычайно заинтересованы в сотрудничестве, нам очень интересно участвовать, тем более мы участники одного из грантов, в котором объединились в исследованиях и Академия наук, и Институт медико-биологических проблем, и ОИЯИ, и МГУ, то есть собралась такая команда, которая, наверное, через год-два сделает что-то хорошее.

Директор НИИЯФ МГУ М.И.Панасюк и заместитель директора ЛРБ ОИЯИ Г.Н.Тимошенко

О перспективах полета на Марс я решила узнать у летчика-космонавта Героя России С.В.Авдеева: Полет на Марс обсуждался еще во времена Сергея Павловича Королева, рисовались чертежи, изготавливались макеты конструкций, строились планы перелета. Это все относилось к технике, тогда люди мало себе представляли, какие опасности для человека таятся по дороге на Марс. Да и с полетом Гагарина были огромные белые пятна, несмотря на то, что до него летали животные. Сейчас, спустя 60 лет, которые мы отметили с момента запуска первого искусственного спутника, накапливается все больше сведений, все больше знаний мы получаем о том, что представляет собой космическое пространство. В нем есть условия жизни, совершенно не похожие на земные, это касается, в первую очередь, радиации, отсутствия земного магнитного поля. Мы получаем все новые сведения, что человек очень чувствителен к этому и чувствителен критично, вплоть до условий выживания. Поэтому заявления о полете на Марс, тем более предложения полететь в один конец, на мой взгляд, не серьезны. А полетим мы на Марс тогда, когда товарищи инженеры будут более тесно работать с биологами, биофизиками, медиками, и только работа в таком коллективе, а не каждого поодиночке в своем кабинете, позволит реализовать этот проект. Я не могу сказать, когда такой сплоченный коллектив возникнет, займется работой и когда проект может быть реализован. Летчик-космонавт Герой России С.В.Авдеев

— Такая ситуация сложилась и в России, и за рубежом?

По моим сведениям, да. Вы знаете, о чем все больше и больше выступает Илон Маск со своими проектами, это в той или иной степени больше пожелания, яркие, заманчивые слова. Нужно ждать и ждать очень долго, прежде чем мы сможем сказать, что готовы собрать экипаж, отправить его на Марс и ждать его возвращения с результатами, на которое мы надеемся.

В завершение приведу слова из доклада И.Б.Ушакова: «Мы сейчас на пороге освоения человечеством новых космических тел и планет. Кто скажет, что это прикладная задача, пусть, говоря словами пророка, «бросит в нас камень».

Ольга Тарантина, Еженедельник ОИЯИ
фото Елены Пузыниной

По данным официального сайта ОИЯИ


К списку новостей